Кризис

Кризис в Красном море. Нефть растет, а танкеры уплывают

Глава Пентагона Ллойд Остин объявил о начале совместной операции США и сопредельных стран по защите судов в Красном море после нападений хуситов. Как заявляют американцы, за обстрелами стоит Иран, который использует ситуацию в собственных интересах. Проблемы с безопасностью в Красном море, связанным с Суэцким каналом, угрожают транспортному судоходству: они уже заставили ряд компаний отказаться от перевозок и тем самым подняли цены на нефть. Официальный представитель Кремля Дмитрий Песков заявил, что Россия не имеет отношения к операции США и их союзников. Между тем, как утверждает западная пресса, Москва использует так называемый «теневой флот» для транспортировки своей нефти по Красному морю. А в МИДе вновь напоминают о Северном морском пути как альтернативном маршруте.

Операция «Страж процветания» будет проводиться под эгидой Объединенных морских сил. В ней будут задействованы военные суда Великобритании, Бахрейна, Канады, Франции, Италии, Нидерландов, Норвегии, Испании и Сейшел. Причина — постоянные обстрелы морской территории со стороны племен хуситов, которые ведут боевые действия в Йемене против местных властей. США и их союзники считают, что за хуситами стоит Иран, который снабжает их оружием, в том числе баллистическими ракетами и дронами. Проблемы, связанные с хуситами усилились на фоне противостояния Израиля и радикального движения Хамас в секторе Газа, учитывая, что Иран усилил поддержку этой группировки.

Как отмечает агентство Associated Press, решение о военной операции было принято после того, как в начале декабря ракеты хуситов поразили три коммерческих судна, проходивших в акватории Красного моря. Оно является важным транспортным маршрутом, связанным со Средиземным посредством Суэцкого канала — главной экономической артерии для транспортного судоходства. По данным египетских властей, управляющих каналом, в 2022 году его услугами воспользовалось более 23 тыс. судов с 1,4 млрд тонн грузов, что почти на 2000 судов больше, чем в 2021.

Теневой танкерный флот в Красном море

По Красному морю проходят танкеры со сжиженным природным газом. По данным Bloomberg, пять танкеров уже были вынуждены отклониться от привычного маршрута. Как отмечает «Коммерсант», о приостановке похода судов через Красное море объявила CМА CGM, один из крупнейших французских игроков на рынке судовых перевозок.

По данным британской Guardian, ситуация уже сказалась на стоимости фрахта судов, следующих через Суэцкий канал и Красное море. «Обычно суда должны уведомлять своих страховщиков о прохождении через зоны повышенного риска и платить дополнительную премию. Премия за риск, выплачиваемая судоходными компаниями, составляла всего 0,07% от стоимости судна в начале декабря, но в последние дни она выросла примерно до 0,5–0,7%», — пишет издание.

В случае если Красное море окажется перекрытым из-за военных действий, заблокированным окажется весь Суэцкий канал. Стоит отметить, что по данным международных СМИ перевозки по Красному морю существенно увеличились на фоне конфликта России и Украины. Как пишет Bloomberg, в связи с перенаправлением транспортировки нефти в Азию грузопоток по Красному морю увеличился на 140% до 3,8 миллиона баррелей в день. При этом, как утверждают международные СМИ, российские поставщики из-за санкционные запретов все больше используют возможности так называемого «теневого флота», который официально не связан с властями. В настоящее время по данным международной исследовательской группы Vortexа, в теневой флот таких государств, как Россия, Иран и Венесуэла, входит 1600 судов.

При этом 75% флота обслуживает именно российские перевозки.

Ситуация с безопасностью в районе Красного моря уже оказала влияние на нефтяные рынки. Стоимость нефти марки Brent в этой связи поднялась до $79,51 за баррель, в то время как цена российской марки Urals превысила $66 за баррель. Ситуация может сыграть на руку России, однако, учитывая сложную ситуацию с безопасностью, повлиять на «теневой танкерный флот», перевозящий в том числе и нефть российского происхождения.

Следите за важными биржевыми событиями в умной ленте новостей. Технологичный сервис «Финам Диагностика» для аналитической поддержки инвесторов.

В России снова вспомнили об Севморпути

Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков заявил, что Россия не принимает участие в операции США. При этом посол МИД по особым поручениям Николай Корчунов заявил РИА “Новости”, что альтернативой проходов судов по Красному морю может стать Северный морской путь. Москва давно настаивает на необходимости использовать его как альтернативу Суэцкому каналу, аргументируя тем, что транспортировка грузов по нему окажется быстрее.

Этот аргумент действительно имеет место быть. Как ранее отмечал в «Независимой газете» независимый эксперт Алексей Носков, транспортировка грузов по СМП по маршруту Йокогама–Роттердам составляет 7300 морских миль, в то время как через Суэцкий канал этот путь занял бы расстояние в 11 200 морских миль. Разница в 13 дней. «Однако это значение следует воспринимать как условное и зависящее от характеристик и скорости движения конкретного судна, времени года, конечного пункта назначения», — писал эксперт.

Летом 2022 года глава правительства России Михаил Мишустин подписал распоряжение о развитии СМП до 2035 года, транспортной инфраструктуры и инвестиций в 20 миллиардов рублей. Как отмечают в Росатоме, объём грузов, перевезенных по СМП в 2022 году, составил 34,117 млн тонн, рост на 966 тысяч тонн. Однако в связи со сложной геополитической ситуацией, связанной с СВО, Москве в привлечении иностранных партнеров по транспортировке можно надеяться разве что на Пекин, который неоднократно заявлял о транспортировке грузов по СМП вместе с Россией.

Говоря о рисках, наблюдатели вспоминают аварию танкера Evergreen в 2021 году, который перекрыл Суэцкий канал, что на долгое время затруднило возможности транспортировки грузов. Тогда в России и в других странах мира активно стали говорить об СМП как об альтернативе. Однако вряд ли в сегодняшних условиях мировые перевозчики будут иметь дело с Москвой, которая в настоящее время отрезана от крупных контейнерных перевозок.

Пока неясно, как сложится дальнейшая ситуация, связанная с безопасностью в Красном море. Иран, который находится в сложных экономических условиях, вряд ли захочет ссориться с США. При этом из новейшей истории мы знаем, к чему ведут военные конфликты, связанные с нефтью. Многие до сих пор вспоминают многолетний конфликт между Ираном и Ираком, который вылился в «войну танкеров» в Персидском заливе. Нападения на танкеры привели к тяжелой экологической ситуации и нарушению цепочки транспортных поставок. Впрочем, как отмечает в беседе с Finam.ru ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Павел Гудев, даже во время тогдашнего противостояния Иран не перекрывал Ормузский пролив, следуя международному праву.

«Кризис в Красном море может испортить рождественские подарки. Атаки хуситов ставят под угрозу глобальные цепочки поставок», — под таким заголовком в журнале Foreign Policy публикует свой анализ ситуации международный политический эксперт Элизабет Броу.

Рождество, действительно, близко. И похоже для транспортников, трейдеров и логистов, завязанных на перевозках в зоне Красного моря, оно будет не очень радостным.

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»