Банки

К концу года средняя стоимость кредита превысила 26%

С начала года средний размер полной стоимости кредита (ПСК) вырос на 6,5 п.п. Об этом «Известиям» сообщили в «Финуслугах». Если в январе показатель составлял 19,44%, то к 22 декабря он превысил 26%. При этом максимальный размер ПСК сейчас — 67%, уточнили в «Финуслугах».

В то же время ключевая с начала года увеличилась более чем вдвое — на 8,5 п.п., с 7,5 до 16%. Разница в росте ПСК и ставки Центробанка (ЦБ) составляет 2 п.п. — это значит, что в будущем стоимость кредитов может вырасти на сопоставимую величину.

Стоимость кредита зависит в первую очередь от ставки по займу. Но помимо нее в расчет ПСК включается также оплата сопутствующих услуг, напомнил вице-президент Ассоциации банков России (АБР) Алексей Войлуков. Как правило, их стоимость не меняется в зависимости от ключевой ставки, уточнил эксперт.

«Возможности для увеличения полной стоимости кредита при выросшей вдвое ключевой процентной ставке, конечно, остаются», — отметила аналитик Freedom Finance Global Наталья Мильчакова.

Она пояснила: кредитный рынок, в том числе ипотечный, сильно перегрет, а требования к заемщикам всё время повышаются, поэтому очень вероятно, что ПСК у российских банков будет расти как минимум в течение первого полугодия 2024-го.

ПСК продолжает рост вслед за ключевой ставкой, что приводит к сокращению кредитования в РФ. В ноябре по сравнению с октябрем его объемы уменьшились на 14%, а количество выданных займов — на 8%, сообщили «Известиям» в Объединенном кредитном бюро (ОКБ).

Такая динамика говорит о том, что средний чек по ссудам также становится меньше — за месяц показатель сократился со 194 тыс. до 180 тыс. рублей.

Подробнее читайте в эксклюзивном материале «Известий»:

Ставки сделали: к концу года средняя стоимость кредита превысила 26%

Комментарий: Анатолий Несмиян

Один из итогов ушедшего года — стоимость кредитов в России выросла до 26 процентов. Это, в общем-то, и есть одно из двух объяснений роста цен. Производство не может брать такой дорогой кредит, не имея рентабельность ниже 26 процентов, иначе оно немедленно начнет генерировать долг. Поэтому оно вынуждено повышать цену продукции.

 
 Второй ключевой фактор — это, конечно, курс рубля. Доля импорта в сырье, комплектующих, критически важных компонентах остаётся высокой. Поэтому и здесь единственный компенсаторный механизм — повышение цены.
 
 Высокая ставка ЦБ призвана удержать курс, сдерживая второй фактор повышения цены, но при этом дорожающий кредит разгоняет первый фактор.
 
 Выход на самом деле есть. Какой, можно провести ряд аналогий с Ираном. Иранцы избавляются от зависимости от импорта через переход к более архаичным технологиям, не требующих высокотехнологичных импортных компонентов. Но это же означает, что единственной сколь-либо конкурентоспособной на внешнем рынке остается только сырьевая отрасль — и иранский экспортный потенциал сужается буквально до одной отрасли.
 
 В этом смысле Россия уже идет по иранскому пути, хотя бы потому, что ничего другого не остается. Промышленность при переходе на «импортозамещение» снижает свой технологический уровень, а это означает утрату тех отраслей, где мы еще может конкурировать если не с развитыми экономиками, то хотя бы теми, кто стоит на переходе к ним.
 
 Вот когда российская промышленность окончательно опустится на уровень 19 века, а ряд отраслей просто вымрет, можно будет с чистым сердцем объявлять о победе импортозамещения — уж подковы-то наши кузнецы и вправду смогут ковать сами. Правда, лошадей для них мало.
 
 Один нюанс — архаичная экономика требует гораздо больше людей, а городское общество рожать разучилось. Отсюда и внезапно вспыхнувшая кампания с требованием к женщине рожать как не в себя. Но тут, конечно, своя проблема — для этого нужно проводить деурбанизацию, а процесс этот небыстрый и точно не успеет за архаизацией экономики. Ускорить его можно по методам Пол Пота, но тогда от 140 миллионов останется не более 50. Сокровенная мечта Дугина и Стерлигова. Так что тут тоже засада.
 
 Деградировать — задача ничуть не менее сложная, чем развиваться. Это только кажется, что тут проблем нет. Для современной российской системы управления эта задача в целом тоже неподъемная, поэтому большая часть процессов и происходит стихийно, а само управление прочно перешло на реактивный уровень. Как у инфузории туфельки — ползем до препятствия, потом его обтекаем и ползем дальше. Куда — да какая, в сущности, разница?

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»