Бизнес

Драма частного бизнеса: в России началась волна банкротств

Российские предприятия накрыла волна банкротств. За первое полугодие 2023 года количество дел о банкротстве выросло больше, чем на четверть. Экономисты говорят об этом как о трагедии российского бизнеса. В чем причины и каковы последствия, разбирались «НИ».

Банкротство — это не только фактический крах бизнеса, это еще и чья-то личная человеческая трагедия, за которой стоит крах надежд, планов и зачастую многолетней работы.

Большинство предприятий- банкротов остаются ни с чем

Если верить статистике, за январь–июнь этого года число дел о банкротстве, которые находятся на рассмотрении российских судов, выросло почти на четверть — с 50,3 до 62,6 тысячи. «К сожалению, буквально за полгода мы видим такой серьезный, колоссальный рост», — заявил замглавы Федеральной налоговой службы (ФНС) Константин Чекмышев. В результате судебная система перегружена банкротствами, посетовал замглавы ФНС: из 800 тысяч арбитражных дел около 150 тысяч составляют дела о несостоятельности, однако сверх этого существует еще миллион обособленных споров — отдельных дел, возникающих в ходе рассмотрения дела о банкротстве.

Как правило, кредиторы банкротящихся компаний в России остаются ни с чем: в прошлом году их требования были удовлетворены только в 4% случаев. А в 57% дел с банкротов не удалось взыскать ни рубля. Если верить отчетам Росстата, наибольший уровень просроченных долгов — у компаний обрабатывающей промышленности: 1,417 трлн рублей, или треть всей суммы по экономике. Далее следуют компании розничной и оптовой торговли (718,7 млрд рублей), связанные с энергетикой компании (691,6 млрд рублей) и сектор добычи полезных ископаемых (404 млрд рублей).

С чем связаны эти печальные процессы в российской экономике?«Если анализировать причины, в некоторых случаях имеет место так называемое „отложенное банкротство“, то есть проблемы у предприятия копились давно. Например, сфера питания, которая пострадала во время ковидных ограничений: тогда спрос на рестораны и общепит упал до рекордно низкого уровня. Просто у населения из-за ковида изменились привычки, вошла в моду курьерская доставка. Дилерские центры дышат на ладан, АВТОВАЗ, например, сменил поставщиков. Трагедия с „Москвичами“, которые не покупаются: долго ждать запчастей, да и цены вдвое дороже, чем в Китае, все это многих отпугивает. Да, все это результаты мобилизационной экономики. Упор делается на государственные предприятия ВПК, которые сегодня могут нанять фрезеровщика хоть за 100 тысяч. Безбедно сегодня живет, пожалуй, только государственный сектор, да и то не всегда и не везде», — считает финансовый аналитик Андрей Верников.

Среди наиболее распространенных причин банкротства экономисты выделяют 8 главных: нехватку капитала; недостаток опыта; неэффективное управление; плохую кредитную политику; излишнее инвестирование в фиксированные активы; низкие продажи и конкуренцию.

Однако, экономисты называют применительно к российскому бизнесу еще одну причину: практическое свертывание экспорта и импорта после начала спецоперации.

«Очень значительная часть российского бизнеса работала на внешнем рынке и была ориентирована на экспорт. Сейчас такой бизнес умирает. Банкротятся также предприятия, которые были, что называется, ближе к людям: поставщики модной импортной одежды, общепит, рестораны, дилеры по продаже автомобилей. Помимо внешних причин тут стоит также упомянуть ужесточение кредитной политики, рост ключевой ставки. Кредиты стало сложнее взять, а еще сложнее отдавать. Практически невозможно стало работать предприятиям, которые были ориентированы на получение комплектующих из-за рубежа, на получение зарубежных технологий. Это безусловно трагедия, но не в государственном масштабе, потому что у нас достаточно мощный государственный сектор. И, как в Германии 30-х годов, нашу промышленность сейчас может вытянуть оборонно-промышленный комплекс», — считает зам. декана факультета мировой экономики и политики ВШЭ Андрей Суздальцев.

— «Экономика — это тонкое кружево, которое создается веками. Например, компания Siemens сотрудничала с нашей страной со времен царской России, пережила крах Российской империи, а сейчас ушла. Разрушена годами создававшаяся паутина поставщиков и покупателей. В этих условиях большое количество банкротств — естественный процесс», — считает экономист Дмитрий Потапенко.

Кредиторы тоже плачут

Интересно заметить, что при нынешних банкротствах статистика для кредиторов выглядит печально: в 2022 году в рамках дел о банкротстве их требования были удовлетворены только в 4,2 процента случаев, а в 57 процентах они остались ни с чем. Одновременно процессы о банкротстве становятся целой отраслью, на которую опираются юридические компании для получения максимального дохода. Чиновник указал, что если характеризовать процедуру признания компании банкротом, то подходят слова «дорого, долго, с максимальной подверженностью злоупотреблениям и крайне неэффективно».

Больше всего судебных банкротов на сегодня в Краснодарском крае (около 14 тыс. человек), Московской области (13,5 тыс.), Москве (13,4 тыс.), Башкирии (11 тыс.), Свердловской области (около 11 тыс.) и Санкт-Петербурге (10,4 тыс.). С точки зрения корпоративных разбирательств банкртоств на сегодня самым мирным регионом России является Чечня. В республиканских судах мало дел о конфликтах бизнес-структур, а с июля по сентябрь этого года новых разбирательств почти не появлялось.

Ирина Мишина

Источник

Нажмите, чтобы оценить эту статью!
[Итого: 0 Средняя: 0]

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»